Бобр. Бобры в Мурманской области
   Бобр - самый крупный грызун фауны России, пушной зверь с густым мехом коричневого окраса. Вес бобров, выпущенных в Мурманской области в 1934 и 1937 годах, был в пределах 11-19 кг, но крупные особи достигают и 30 кг. Строение тела у бобра плотное, ноги и шея короткие.
   Меховой покров бобра состоит из густого нежного подшерстка и покрывающих его грубых остевых волос. Когда-то из подшерстка бобра делали высший сорт фетровых шляп, которые так и назывались «касторовыми». Кастор - латинское название бобра. В воде остевые волосы слипаются и предохраняют подшерсток от намокания. Пальцы задних лап соединены плавательной перепонкой. Хвост плоский, широкий и голый, кожа его покрыта роговыми пластинками, напоминающими чешую. На брюхе бобра находится пара крупных желез, выделяющих мускус. В высушенном виде эти железы, под названием «бобровой струи», с давних пор были предметом торговли и находили разнообразное применение - в медицине, в парфюмерии и в качестве приманки в капканном промысле. Высоко ценился и мех бобра. Из него шили боярские «горлатные» шапки. На бобров усилено охотились и в Средней России уже в XVIII веке он был частично истреблен. Драматична его история и на Кольском полуострове.
   До начала нашей эры в Скандинавии и на Кольском полуострове бобр проникал на север дальше, чем в настоящую историческую эпоху. Доказательством служат находки бобровых зубов в древних могилах Большого Оленьего острова в Кольском заливе, и Варангер-фьорде.
   В русских документах XVI века, наряду с другими охотничьими угодьями саамов, упоминаются и бобровые гоны. Царское правительство присылало из Москвы в Колу доверенное лицо для составления «писцовой книги», на основе которой взималась с местного населения подать. В середине XVIII века русское правительство со всего Кольского полуострова получало только 6-8 бобров в год, что доказывает, что уже в те времена бобров
было мало.
   В XVII-XIX веках бобры заселяли только северо-западную часть современной Мурманской области и к юго-востоку от озера Имандра они не заходили. В Финляндии в XIX веке бобры сохранялись только на севере, преимущественно в районе озера Инари, но заходили и до Варангер-фьорда.
   В Русской Лапландии последние бобры были убиты в 1866-1880 годах в бассейне Имандры и недалеко от Туломы. Бобр был истреблен человеком по причине высокой стоимости его шкуры и «струи»  и сравнительной легкости добывания этого зверя.
   Летом 1934 года были привезены из Воронежского заповедника на станцию Апатиты несколько бобров - 4 самца и 4 самки. Бобров выпустили на волю в зарастающей осокой старице реки Чуны, в 7 километрах от ее устья.
   Весной 1935 года две пары принесли потомство. В следующем году приплод дали также две пары, осенью 1936 года учтено на реке Чуне 12 бобров. В мае 1937 года бобры поднялись на 20 километров вверх по Чуне и заселили ее приток - речку Ташкем.
   В 1937 году из Воронежского заповедника была привезена и выпущена на реке Нявке, выше озера Румельявр вторая группа бобров.
       После войны, в 1947 году, семью бобров обнаружили в системе реки Курки, на ручье Майявруай, что в переводе с саамскогр - «Ручей Бобрового озера» и очевидно, бобры жили на нем когда-то раньше. Это поселение существовало не менее 13 лет, но в 1960 году опустело.
   Помимо Лапландского заповедника, в Мурманской области бобров выпускали на реке Оленице и в верховьях Поноя. Здесь, для обеспечения их охраны, был создан заказник. 
   В первое время после выпуска численность бобров увеличивалась ежегодно на 20 процентов, пока в 1947 году она не достигла 132 голов. Плотнее всего они заселили речку Ташкем. Березняк по ее берегам местами был уничтожен полностью, а сами берега так изрыты норами, что бобры поневоле предпочитали жить в хатках. Такое положение не могло долго продолжаться, и в 1960 году большинство поселений опустело, обитатели их либо ушли в другие места, либо погибли. То же происходило и на ручьях, где хватало места только для одной семьи.
   На протяжении 25 лет, начиная с 1947 года, численность бобров в Лапландском заповеднике непрерывно уменьшалась, а в 1972-1980 годах она установилась на уровне 19-26 голов. Плотность популяции очень мала, одно время она достигала 0,8 головы на 1000 га, а теперь снизилась до 0,1 на 1000 га.
   Причина сокращения численности бобров в том, что они настолько нарушают среду обитания, прожив на одном месте 10-15 лет, что им необходимо переходить на новый участок. Запас пригодных участков уже иссяк, а из тех, на которых они жили раньше, ни один не восстановился настолько, чтобы можно было поселиться на нем снова.
   Бобры предпочитают участки реки со спокойным течением и глубокой водой, с крутыми берегами, сложенными из мягкого грунта, скрепленного корневыми системами кустарничков и злаков, которые предохраняют берег от размывания. Непригодны для бобров и участки с берегами в виде песчаных или галечниковых отмелей, а тем более порожистые реки с каменистым руслом и берегами.
   В пятидесятых годах на реках уже не оставалось нетронутых, пригодных для поселения, участков и бобры стали осваивать лесные ручьи, требующие постройки плотины. Она строится в основном из деревьев. Большие стволы бобры укладывают поперек течения, а ветки - вдоль, вершинами в сторону запруды, комлями - в наружную сторону плотины. Деревья и ветки перестилаются мхом, землей, иногда камнями. Плотина, построенная таким способом, пропускает часть воды, а остальная переливается через край или обтекает ее. Бобры непрерывно ухаживают за плотиной, добавляя новый материал там, где обнаружат течь. Поэтому плотина постепенно растет и в высоту и в длину, концы ее загибаются вверх, против течения, принимая форму подковы. На речках шире десяти метров бобры не сооружают плотин, а перегораживают только протоки между островком и ближним к нему берегом.
   Свою нору бобры начинают рыть под водой, направляя ее перпендикулярно к берегу. Ход идет наклонно вверх и заканчивается гнездовой камерой, от полуметра до метра в диаметре. Дно ее устилается тонкими стружками. Если в половодье затопит нору, ее хозяева некоторое время могут жить в лесу, под открытым небом. Тогда их можно встретить на берегу или даже на наклонном дереве.
   Зимний лаз роется так же, как и нора, но заканчивается выходным отверстием, на сухом берегу. В узкой штольне вода не может сильно замерзнуть, а тонкий лед бобр легко разбивает.
   На ручье с низкими берегами бобр строит хатку с одним или несколькими подводными выходами, а если он живет на пруду, то хатку делает среди воды, на островке. Строительным материалом служат оглоданные древесные чурки и ветки, перестилаемые землей и поднятым со дна реки мхом фонтиналисом. Это  темный, жесткий мох, который основанием прирастает к камню, а длинные пряди стелются по течению. Внутренняя поверхность гнездовой камеры довольно гадкая, вероятно, бобр подгрызает изнутри все выступы, а стружки идут на подстилку. Хатки достигают 1-1,2 метра в высоту и до 3,5 метра - в диаметре у основания.
загрузка...
   Бобр связан с водой больше, чем все другие звери нашей фауны. Из своего жилища он может выйти только водой, а зимой он должен проплыть подо льдом от гнезда до лаза. Под водой он может оставаться очень долго - до 10-15 минут. Водная преграда надежно защищает жилище бобра от врагов - кроме тех, кто разламывает хатку сверху, но и в этом случае у него достаточно времени, чтобы спастись бегством.
   Активны бобры преимущественно ночью, в это время они грызут деревья и занимаются строительством. В конце зимы изредка их наблюдали в промоине или на поверхности снега и при дневном свете, летом бобров видят гораздо чаще. Бобры избегают отходить далеко от берега и подгрызают деревья, растущие не далее двух десятков метров от воды. Потревоженный бобр спешит к воде, или скользит по земле на брюхе, или убегает тяжелыми скачками. Плавая, он может погрузиться в воду беззвучно, но будучи испуган, всегда подает сигнал тревоги, гулко шлепнув по воде хвостом.
   Большое дерево бобр постепенно подгрызает кругом, и оно остается держаться на тонкой ножке, похожей на песочные часы, пока не рухнет от ветра или от собственной тяжести. Кроны прибрежных деревьев всегда наклонены в сторону открытого пространства, к воде, а потому падают вершиной в реку, что облегчает бобрам разделку деревьев.
   Кору ивы и осины бобр использует целиком. Питаясь березой, съедает только внутренний коричневый слой коры, а бересту бросает на месте. При температуре выше нуля или слабом морозе он кормится на берегу, но при сильном морозе кора не отделяется от ствола. Тогда он разгрызает ветки на куски по 30-50 сантиметров длиной, уносит их через лаз в воду, для оттаивания, а потом ест кору уже в норе, выпуская оглоданные чурки в воду, под лед. У таких чурок характерный вид, их ни с чем нельзя спутать.
   На месте зимней жировки бобр оставляет высокие, до 1-1,2 метра от земли, а толстые стволы берез нередко остаются в коре. Когда снега нет, бобр подгрызает дерево почти на уровне земли, уничтожая и почки возобновления. По этой причине значительная часть бобровых пней не дает поросли и дерево гибнет.
   В сентябре и октябре, они валят больше деревьев, чем летом, и зимой, но в наших условиях не устраивают подводных складов корма. Зимой, в сильные морозы, они часто подолгу не выходят на поверхность, зато при потеплениях энергично грызут ветки. Избегая отходить от лаза, они подгрызают ближние к нему деревья все подряд, оставляя после себя сплошную лесосеку.
   Бобровое поселение на реке состоит из хатки или гнездовой норы и кормового участка с зимним лазом, реже - нескольких поселений, каждое с отдельным лазом. Зимой бобр иногда устраивает временную нору в снегу, устилая камеру стружками, как в гнездовой норе. В прудовом поселении к этим элементам добавляется плотина, а жилищем служит, как правило, хатка. На своем участке семья живет 8-15 лет, пока не истощатся запасы кормов.
   Миграции бобров связаны с расселением молодняка или освоением новых гнездовых участков. На пути они оставляют своеобразные метки, засечки, сделанные резцами на стволах деревьев в узловых точках, например, при устье реки, на острове, в местах истока ручьев. Бобры оставляют и пахучую метку -  выделения мускусных желез.
   Питание бобра меняется в зависимости от сезона. Летом он питается зеленью, зимой - корой и ветками. Летом его любимый корм - разнотравье речных берегов. Это таволга, разнолистный бодяк, сабельник, иван-чай, золотая розга, листья красной смородины, разные виды крупных осок и злаков, а также калужница, лесная герань, манжетка, медвежья дудка и крапива. Зимой он предпочитает кору и ветки осины и различных ив, поэтому в средней полосе он ими в основном и кормится. В Мурманской области существенное значение имеет только двуцветная ива, образующая большие заросли по берегам рек, а главным кормом на протяжении всей зимы служат березовая кора, затем ивовая, изредка серая ольха, черемуха и другие виды. В Лапландском заповеднике нередко отмечали употребление в пищу сосновой и можжевеловой коры. 
   Большую часть жизни бобр проводит в норе или в хатке, а кормиться выходит преимущественно ночью. Увидеть его удается редко, а потому проследить за его семейной жизнью трудно. Первые встречи бобрят относятся ко времени половодья. Скорее всего, детеныши появляются на свет в начале мая. В августе на кормовых площадках можно встретить следы бобрят на грязи или песке, а на ивовых и березовых ветках - погрызы.
   Непосредственной причиной сокращения численности бобров после 1950 года было снижение темпов размножения. Последние годы все реже встречаются семьи с молодняком.
   Благодаря скрытному образу жизни бобры мало страдают от хищников. Забраться к ним в нору могут только норка и выдра. Норка иногда живет в бобровом поселении, но, насколько известно, бобрят не трогает.   
   Существенных конкурентов у бобра нет. Корой и ветками лиственных деревьев зимой кормятся, кроме него, лось и заяц. Однако веточные корма - самые массовые, запасы их достаточно велики, чтобы всем хватало с избытком. Интересно все же отметить, что зайцы иногда гложут кору со стволов осин и берез, поваленных бобрами, а белые куропатки стригут кончики побегов с крон таких деревьев.
   Бобры в Мурманской области прижились, размножались, расселялись, а снижение их численности в последнее время, возможно, означает вступление в соответствующую фазу колебаний численности. Вместе с тем вне своего исторического ареала бобр, видимо, не закрепился. Численность его в области очень мала, и перспективы хозяйственного использования сомнительны. Ареал его и численность в масштабе области неизвестны.
загрузка...
загрузка...
Яндекс.Метрика